Previous Entry Share Next Entry
О врачах
чудо в доме, курсы для беременных
doulaua
Оригинал взят у ya4ma в О врачах
Я  и не могла подумать, что когда-либо захочу или просто смогу рассказать об этом. Но в последнее время тема врачей поднимается так часто. Споры о правах и возможностях на эту тему и многое другое, все-таки привело меня к тому, что я решила внести и свой вклад в эту тему…


В последнее время часто натыкаюсь на обсуждения, статьи и прочее о безопасности домашних родов. И конечно же ко всем таким статьям нахожу комментарии о важности врачебной помощи – в этом деле, об их самоотверженности, о том как они «бегут зажимая в руке матку, с капельницей по коридору…». Статьи о том, как мы не сберегли врачей «того поколения», которые были Врачами! О степени ответственности врачей по отношению к прививкам, о социальной сознательности и прочее, прочее, прочее. И статьи, возводящие их в особую касту. И это капля по капле заставило меня захотеть вступить в размышления на эту тему. Итак.
Как-то, когда моему сыну было 8мь месяцев, он заболел. Поднялась высокая температура. Он весь день был у груди, как и любой ребенок, был вялый, как и любой ребенок, хныкал и был не в духе. Весь день температура держалась не слишком высокая, около 38 С. Под вечер, он покакал, раз, два три… и в конце, где-то на 6й раз слизью с кровью и так же на 7й и на 8й. Я уже запереживала и решила все-таки вызвать скорую помощь, чтобы исключить инвагинацию. (хотя в данном случае, «на трезвую» так сказать, данные симптомы трудно квалифицировать как подозрении е инвагинации, несмотря на наличие крови в стуле). И проигнорировав совет моей мамы (которая по совместительству врач-педиатр и не только) я позвонила 103. Пока мы ждали скорую, сын пососал сисю и уснул, что тоже нужно было принять во внимание и не «дергаться». Приехала скорая, я рассказала им «все что было». Врач посмотрела сына и сказала, что она не нащупала ничего подозрительного. Но чтобы совсем инвагинацию исключить, нужно проехать с ними к дежурному хирургу, на осмотр.  И здесь нужно было, сказать спасибо и наблюдать дальше дома. Но! Но я подумала и решила, что лучше все-таки поехать, исключить, успокоиться и спокойно спать всю ночь. Ведь хирург то … он ведь хирург! Он врач! Он сможет помочь, как раз сейчас, когда нужна именно его помощь. И мы поехали.
Когда мы поступили в больницу, сына посмотрела молодая врач, с важным видом она его пощупала, на мои вопросы ничего не ответила, посмотрев на меня с высока, и вышла.  (Правильно, зачем что-то отвечать вообще). Потом пришла медсестра и сказала что нам надо сделать клизму . Я поинтересовалась зачем, на что медсестра ответила: «Врач назначила!». Я отказалась, сказав, что ничего не буду делать пока эта врач не объяснит зачем мне это. Медсестра удалилась и через некоторое время пришел здоровый дядька, весь в золоте, на вид лет за 40, в белом халате.   Он попросил положить ребенка, чтобы он мог его осмотреть. Он его стал щупать и сын стал отпихивать  его. Дядька (он был дежурный врач и какой-то начальствующий врач, по названию) сказал, что ему это не нравиться, что ребенок плачет, когда тот его осматривает. Наверное, что-то не так. (Конечно не так! Ведь сына щупал незнакомый ему человек, а он незнакомых людей вообще к себе не подпускает, особенно в белых халатах, с самого рождения). Я ему сказала об этом. Но дядька не впечатлился. Он сказал, что нужно сделать ребенку успокоительное, чтобы он смог его хорошо посмотреть. Я спросила, а что такое? Есть какое-то подозрение? Зачем это? Он сказал что он не может нащупать кишку. Я предложила, чтобы я взяла ребенка на руки, дала ему грудь, он расслабиться и его можно будет спокойно посмотреть. Но этот дядька в белом халате, начал пыхтеть, и говорить о том, что он тут несет ответственность,  он будет принимать решения о том что и как надо делать. И здесь я сделал очередную ошибку и предоставила ему право нести ответственность. Сыну сделали укол, который был очень болезненным, но оказался абсолютно бесполезным. Этот дядька так и не смог его посмотреть, он не смог найти кишку, которую он искал. Ребенок, в полусознательном состоянии, упирался, кричал, а мы с мужем стояли за дверью и ждали пока, он его смотрел на столе. Я и сейчас чувствую как я закрывала глаза и кусала мужа за плечо, когда мйе ребенок кричал и звал меня на помощь тем самым. А я стояла и ждала, пока врач нес свою ответственность и осматривал его на столе, а двое – медсестра и интерн держали его.  Потом врач выбежал с бешенным видом из палаты, в ярости сказал, что ничего не получается и нужно его везти в операционную, делать общий наркоз, потому что похоже что это и есть инвагинация. Здесь я уже тряслась и надеялась только на то, что кишку расправят воздухом и операция не понадобиться. Сына забрали в операционную, сделали общий наркоз, и врач побежал в операционную, и как раз на пути туда, ему позвонила моя мама (врач, как я напомню), он пытался отказаться говорить, но все-таки ответил, она что-то ему сказала, он психанул, бросил трубку, что-то пробурчал, забежал в операционную и ровно через две бесконечных минуты вышел оттуда и с натянутой улыбкой сказал, что все в порядке, он все нашел и операция не понадобиться. Мы с мужем, до этого дрожавшие под дверью реанимации, просто выдохнули и затряслись дальше. Ведь ребенок был под общим наркозом и надо было ждать пока он придет в себя. Мы ждали минут 40. Потом начали атаковать реанимацию и требовать, чтобы нас или пустили или вернули сына. Анестезиолог, не могла больше обороняться и нам вынесли ребенка в «состоянии желе» как сказал мой муж. ….
Потом было не так интересно, я осталась с сыном в больнице на ночь, потому, что хотела, чтобы сын окончательно отошел от анестезии здесь у них. Муж поехал домой.  Ночь была понятное дело беспокойная, сын все время просыпался с криком и куда-то полз. И к нам больше никто не заходил, ни дядька, ни медсестры, ни анестезиолог. Чтобы поинтересоваться состоянием после наркоза что-ли…  Утром я встретила этого дядьку-«врача» в коридоре, и он с улыбкой спросил – как температура? И добавил «дайте ребенку панадол!» я посмотрела на него и он моментально растворился за какой-то из дверей. И потом я его больше не видела. Пришел другой врач на смену, присел рядом со мной на кровать, сын сосал грудь. Пока тот сосал, врач пощупал его живот и сказал, вот если бы он вчера себя так вел, вот и наркоза не надо бы было.  ….!!!
А ведь я именно это предлагала вчера этому… дядьке-«врачу». Но он нес ответственность!!!
После этого я еще немного поговорила с врачом, выяснила все, что мне нужно было о произошедшем вчера. Потом я собрала вещи, приехал муж,  и мы пошли домой. Конечно, нас останавливали и говорили, что они несут ответственность, и мы должны написать расписку. И конечно муж ее написал в обмен на заключение о том, что ЭТО все было. И в этом заключении было написано – «кишечная колика!!» (хотелось дописать – которую диагностировали под общим наркозом!)
После этого мы, конечно же, долго приходили в себя. Все.
Фактически, что произошло – мы приехали в больницу за подтверждением, вернее за компетентным исключением диагноза, и получили его. И какой ценой. Оправдана ли была эта цена? Нельзя ли было поступить иначе? Или было необходимо дать ребенку полный наркоз?
Из этой ситуации я вернулась с ощущением предательства своего ребенка, с которым я буду жить всю жизнь. Думаю для сына это тоже стало значительной травмой, которую возможно он не компенсировал и не знаю компенсирует ли. Хотя врачи то считают что ничего страшного с ним не произошло, и он все быстро забудет, потому что он еще маленький и память у него плохая и кратковременная и вообще он ничего не понял… А если и понял, то забудет…
Я предоставила право тому врачу нести ответственность. И что? Он ее нес? Каким образом?
Мы приехали домой зализывать раны и осознавать чья же, все-таки, это была ответственность о которой говорил тот дядька-«врач». Его ли она была? Либо он пытался показать врачам интернам, как надо работать, или он пытался самоутвердиться, или что-то еще он пытался. Или он действительно осознавал свою ответственность?
Ответ на все эти вопросы в том – какого бы размера и функциональности вы не были, для наших врачей вы всегда остаетесь плодом!  Когда вы обращаетесь за помощью в поликлинику или в больницу вас воспринимают как глупого, ничего не знающего, не умеющего читать, «не достойного»!(почти как «неверного»). Потому что вы не входите в их касту. А они – это отдельное племя. Племя полубогов, к которым никакой смертный никогда не приблизиться и поэтому его желания и мнение – никого не интересуют из их племени. Вы материал для работы.
Это грубо, согласна. Но так есть.
Если вы скажете что – ну бывает, попадаются такие…
Нет! Это не исключение – это правило. Попадаются и действительно хорошие врачи. Но вот они исключения. Их найти не простои за всю свою жизнь, если повезет, вы встретите несколько из них.
И когда при обсуждении возможности домашних родов, либо упрощения ведения родов, в комментариях встречаешь мнение врача, то как правило оно начинается со слов – а вы знаете какое может быть кровотечение! Или что-то подобное. Это уже выглядит жалко.
Вы, дорогая каста, и нужны для того, чтобы не пугать и не бояться, и не думать что жизнь и смерть в ваших руках, а уметь справляться с этими ситуациями. Делать свою работу! А не работу вербовщика шпионов, применяя методы запугивания и личной обиды.
Люди хотят и имеют полное право – получать достойное медицинское обслуживание. И если общество нуждается в изменении модели родовспоможения, то здесь как бы все не прятались за кровотечениями, здравый смысл все равно приведет к нужному выходу.
Почему в Голландии, в Англии, люди рожают по другому, имеют уважительное к себе отношение и все еще живы и здоровы. И процент «успешных» родов у них значительно выше. Разве это не показатель успешности действующей модели? И почему наши должны ехать к ним за человеческим к себе отношением и чтобы реализовать свое намерение. (и платить, кстати, втрое меньше). Почему у нас начиная с поликлиники и заканчивая род залом мы имеем ущербное к себе отношение.
И это все в ваших руках. В руках – клиента. Человек должен сам понять, что он не является плодом, попадая в любое мед учреждение. Что у него все еще есть достоинство и право. И возможно тогда система падет. Потому что получает только тот, кто требует и борется.
И если вы подумаете, что я попала в такую ситуацию и озлобилась  и стала вот так относиться к врачам. Нет. Это не единственная ситуация. Просто она наиболее демонстративна.  С некомпетентностью, наглостью, глупостью и тупым (простите) упрямством, игнорированием очевидных фактов – я сталкиваюсь часто. Складывается впечатление, что они игнорируют факты, загоняя разные ситуации, симптомы под определенные, заученные в институте модели, и полное отсутствие наблюдательности, желание видеть, изучать, исследовать и пробовать. А ведь это определяющие качества врача.
Почему у нас существует разделение на мы и они? И кто это разделение «внедрил» и для чего.
Зачем я все это здесь понаписывала.?... Дело в том, что врачи, они – люди.  Они не всесильны. И им нужно это понять и принять. Не в голове принять, а внутри. И если у них это получиться, то все от этого только выиграют.  Человек имеет право принимать решение и делать информированный выбор. А не соглашаться на что-то под давлением их мнимой ответственности. Вся ответственность лежит только на принимающем решение  если кто-то отдает это свое право – другому, в надежде на более легкий выход, то это все равно его ответственность и нести ее он будет сам.
И когда я потом обсуждала эту ситуацию со своей мамой, и говорила ей: «ну вот что? Мне нужно было с ними драться?» она мне ответила: «Да! Ты должна драться! С любым! За своего ребенка! Кто бы перед тобой не стоял».
Это не значит, что вы должны бить врачей. Но вы должны осознавать, что эта ответственность, о которой говорят они, это безраздельно и исключительно ваша ответственность и будете нести ее только вы. Поэтому и решение принимать должны вы и следить за его реализацией. А врачи они просто люди, которые должны хорошо делать свою работу, не причиняя вреда. Вы клиент, а они исполнители. И они обязаны сделать все правильно и хорошо, это их работа, эта их функция. И они должны думать об этом в своей работе, а не о каких-то других иллюзорных вещах. И только когда клиент будет требовать, исполнитель – будет давать, и он обязан давать иначе в нем нет нужды. Только при активной позиции мы будем иметь соответствующее человеку отношение, в другом случае, всегда будет нестись в след  «.. куда прешь без бахил!»

?

Log in